103 Пункт хранения и ремонта оружия и оборудования

Фото сайта mil.ru

Регион, известный как Забайкалье, долгое время был отдельным военным округом, который соответственно назывался Забайкальским. Сегодня это тыловая часть Восточного военного округа (ВВО).

Забайкалье в отличие от более восточных регионов России не находится под угрозой внезапного удара из Китая: «буфером» является Монголия. Не крайне слабая ее армия, разумеется, а очень большая территория этой страны, которую даже по воздуху мгновенно не преодолеешь, тем более – по суше. Кроме того, у Забайкалья гораздо лучше связь с западной частью страны просто потому, что расстояние до нее меньше. Соответственно здесь гораздо выше шансы получить снабжение и подкрепление. Правда, трасса Транссиба к югу от Байкала является в прямом смысле «узким местом» между озером и горами, но, по крайней мере, она не проходит прямо рядом с границей, как к востоку от Читы. В связи со всем этим штаб ВВО гораздо логичнее было бы разместить в тыловом Улан-Удэ, а не в «прифронтовом» Хабаровске, но увы.

Забайкальский край (бывшую Читинскую область) обороняет 29-я Армия со штабом в Чите. В ее составе – пять бригад, полк, база хранения и ремонта вооружения и техники (БХиРВТ).

36-я мотострелковая бригада дислоцирована в городе Борзя. В поселке Горный развернуты 3-я ракетная бригада с 12 ПУ ОТРК «Искандер», 200-я артиллерийская бригада и 19-й полк РХБЗ. В Чите находятся 104-я бригада МТО, а также 101-я бригада управления, подчиняющаяся не 29-й Армии, а непосредственно штабу ВВО. В селе Домна размещается 140-я зенитно-ракетная бригада с тремя дивизионами ЗРК «Бук-М2». В поселке Ясная находится 225-я БХиРВТ (свернутая мотострелковая бригада). Кроме того, в поселке Дровяная размещена 7018-я БХиРВТ ВВО (свернутая артиллерийская бригада).

Республику Бурятия защищает 36-я Армия со штабом в Улан-Удэ. В ее составе – семь бригад и один полк, большинство их развернуто в Улан-Удэ и ближайших окрестностях.

В Улан-Удэ дислоцирована 5-я танковая бригада. Также в Улан-Удэ развернута 103-я ракетная бригада с 12 ПУ ОТРК «Искандер». На станции Дивизионная, рядом с Улан-Удэ, размещены 30-я артиллерийская бригада и 35-я зенитно-ракетная бригада (три дивизиона ЗРК «Бук-М3», наиболее современный вариант данного ЗРК). В поселке Сосновый Бор, около Улан-Удэ, дислоцированы 75-я бригада управления, а также находящаяся в подчинении штаба ВВО 11-я десантно-штурмовая бригада. В городе Кяхта находится 37-я мотострелковая бригада. В городе Гусиноозерск развернута 102-я бригада МТО, в поселке Онохое – 26-й полк РХБЗ.

В целом забайкальская группировка имеет на вооружении около 200 танков Т-72Б/Б3, около 300 БМП-1/2, не менее 100 БТР-80 и 30 МТЛБ, более 120 САУ 2С1/3, 30 буксируемых орудий Д-30 и 2А65, до 50 120-мм минометов 2С12, 70 РСЗО «Град», «Торнадо-Г» и «Ураган» и 6 огнеметных ТОС-1А, 60 самоходных ПТРК «Штурм-С» и 24 100-мм ПТО МТ-12, по 12 ЗРК «Оса-АКМ» и «Тор-М2У», около 20 ЗРК «Стрела-10», 6 ЗРПК «Тунгуска» и 12 ЗСУ «Шилка».

Практически вся забайкальская группировка ВКС размещена в Чите: 112-й полк армейской авиации на аэродроме Черемушки (по 16 боевых вертолетов Ми-24П и многоцелевых Ми-8) и 26-я дивизия ПВО, включающая 1723-й зенитно-ракетный полк (два дивизиона ЗРС С-300ПС) и 342-й радиотехнический полк. На аэродроме Домна развернут 120-й авиаполк с 24 истребителями-бомбардировщиками Су-30СМ.

В целом техника забайкальской группировки ВС РФ очень сильно устарела, современные образцы (ОТРК «Искандер», ЗРК «Бук-М2/3» и «Тор-М2У», РСЗО «Торнадо-Г» и ТОС-1А, самолеты Су-30СМ) поступают в крайне ограниченном количестве.

Интересно, что в 1990-е годы, когда в РФ, пусть и в очень ограниченных количествах, начался выпуск танка Т-90, первые машины этого типа поступили именно в Забайкалье, что было совершенно правильно. Но в ХХI веке забайкальцам вернули старые Т-72, а Т-90 отправили на запад отражать натовскую агрессию. Потом эти танки сдали на ЦБРТ в городе Буй Костромской области (ибо НАТО агрессию не осилило), некоторые из них позже передали сирийской армии. В ВВО же пределом совершенства остается Т-72Б3.

А в 2010 году с аэродрома Джида в Бурятии на аэродром Шагол под Челябинском перегнали 2-й бомбардировочный авиаполк, оснащенный фронтовыми бомбардировщиками Су-24 (сейчас перевооружен на Су-34). ВВО вообще и Забайкалье в частности никакой компенсации за отъем полка не получили.

Разумеется, забайкальская группировка ВС РФ несопоставима с силами одного только Северного командования Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и слабее даже каждой из трех его армейских групп в отдельности, причем как количественно, так и качественно. Правда, в этом регионе у российских войск гораздо больше возможностей для маневра и получения подкреплений, чем на Амуре («Ржавый замок китайской границы», «НВО» от 24.07.20), в Приморье («Неполноценная оборона Приморья», «НВО» от 11.10.19) и на островах («Дальний и беззащитный восток», «НВО» от 30.11.18). Зимой и в начале весны по многометровому байкальскому льду может пройти практически любая наземная техника, препятствием озеро быть перестает. Свобода маневра в «диких степях», конечно, тоже далеко не абсолютна, местность здесь весьма непростая, войска обеих сторон будут неизбежно стягиваться к немногочисленным дорогам. При этом для российской стороны принципиальным вопросом будет удержание Улан-Удэ, потому что его потеря практически идентична потере всего пространства к востоку от Байкала почти без шансов его когда-либо вернуть, не превращая в радиоактивную пустыню. Многие жители европейской России даже не знают, где этот город находится (и в России ли вообще), а ведь в случае войны с Китаем значение столицы Бурятии будет ненамного меньшим, чем значение если не Москвы, то уж точно Ленинграда в 1941 году. При этом надо заметить, что и относительная свобода получения подкрепления забайкальской группировкой носит в значительной степени виртуальный характер. Группировка Центрального военного округа (ЦВО) на гигантских пространствах Урала и Сибири («Чем сильны войска Центрального военного округа», «НВО» от 06.09.19) практически идентична по своему потенциалу описываемым здесь силам в Забайкалье (мягко говоря, не слишком сильна), при этом ее переброска на восток займет достаточно значительное время даже при отсутствии противодействия со стороны ВВС, Ракетных войск и диверсионных групп НОАК (а такое противодействие на самом деле будет чрезвычайно существенным). Переброска же на восток по-настоящему сильных соединений Западного (ЗВО) и Восточного военных округов, оснащенных современной техникой, будет в условиях уже идущей войны весьма серьезной проблемой. По-настоящему современную технику должны иметь войска самого ВВО (и не только 29-й и 36-й армий). Ее отсутствие к востоку от Урала – основная проблема современного военного строительства в РФ. Но проблемы этой как бы не существует. В публичном пространстве адекватное перевооружение и переоснащение новой техникой частей и соединений ЗВО и ЮВО подаются как распространяющиеся на ВС РФ в целом, притом что ЦВО и ВВО, по сути, просто забыты и обеспечиваются по остаточному принципу. Хотя если кому и придется воевать реально, то именно им. Описанная выше история с Т-90 – небольшое, но яркое олицетворение этой удивительной ситуации.

Учения на полигоне Лужский Западного военного округа. Фото Минобороны России / mil.ru

Военный округ (ВО) для защиты Северной столицы просуществовал с 1864-го по 2010 год, переименовываясь вместе с городом: Петербургский – Петроградский – Ленинградский. В 2010 году Ленинградский ВО объединился с Московским ВО, Балтийским и Северным флотами в Западный военный округ, штаб которого был развернут именно в Санкт-Петербурге, прямо на Дворцовой площади.

А еще через несколько лет, в 2015 году, часть бывшей зоны ответственности ЛВО (Мурманская и Архангельская области, Республика Коми) ушла из Западного ВО в зону ответственности ОСК «Север» («Северный флот подвести не должен», «НВО», 27.07.18).

Читайте также:  Ремонт бытовой техники томск адреса

Сегодня северо-запад России – собственно, сам Питер, а также Карелию, Ленинградскую, Новгородскую, Вологодскую, Псковскую области – обороняют 6-я общевойсковая армия (штаб в Санкт-Петербурге), часть 6-й армии Воздушно-космических сил (ее штаб находится в Воронеже), а также ряд других частей и соединений, не относящихся к двум 6-м армиям.

25-я мотострелковая бригада дислоцирована в поселке Струги Красные Псковской области, 138-я мотострелковая бригада – в поселке Каменка Выборгского района Ленинградской области. В городе Луга Ленинградской области развернуты 9-я артиллерийская и 26-я ракетная бригады (последняя стала первой в ВС РФ, получившей на вооружение ОТРК «Искандер»). Фактическим дополнением ракетной и артиллерийской бригад является 6-й полк радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ; поселок Саперное Ленинградской области), на вооружении которого имеются огнеметные РСЗО ТОС-1А «Солнцепек» и пехотные огнеметы «Шмель» и «Приз».

5-я зенитно-ракетная бригада развернута в городе Ломоносов и деревне Ненюмяки Ленинградской области. В ее составе – два дивизиона ЗРК «Бук-М2» и один дивизион ЗРК «Тор-М1».

Кроме того, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области дислоцированы 1-я и 95-я бригады управления, 132-я бригада связи, 146-я радиотехническая бригада, несколько батальонов связи и РЭБ, 51-я бригада материально-технического обеспечения (МТО), 30-й инженерно-саперный полк и ряд других вспомогательных частей.

В Пскове дислоцирована 76-я десантно-штурмовая дивизия в составе 104-го и 234-го десантно-штурмовых полков, 1140-го артиллерийского и 4-го зенитно-ракетного полков, нескольких отдельных батальонов и рот. В поселке Промежицы Псковской области дислоцирована 2-я бригада спецназа («Когда в дело вступает резерв Верховного», «НВО», 21.09.18). Оба этих соединения не находятся в подчинении 6-й армии.

Перечисленные части и соединения имеют на вооружении 12 пусковых установок ОТРК «Искандер», 92 танка Т-72Б3, около 250 БМД и машин на их базе, до 50 БТР-80, до 500 МТЛБ, БТР-Д и машин на их базе (включая самоходные противотанковые и зенитные ракетные комплексы), более 170 различных САУ (2С1, 2С3, 2С19, 2С9, 2С25), до 50 буксируемых орудий и 120-мм минометов, более 40 РСЗО «Град» и «Ураган», примерно 60 зенитных ракетных и ракетно-пушечных комплексов («Оса», «Тор-М2У», «Стрела-10», «Тунгуска»).

На северо-западе России также имеется около 20 баз хранения и ремонта военной техники (бхирвт; созданы на основе бывших воинских частей), баз и складов вооружения. Наиболее крупной из них является 216-я бхирвт в Петрозаводске (бывшая 4-я мотострелковая бригада). 7014-я бхирвт в Луге представляет собой «свернутую» артиллерийскую бригаду. На 591-м артиллерийском складе в поселке Ивантеево Новгородской области находится до 400 буксируемых орудий.

Авиационная группировка на северо-западе России включает только одну часть, оснащенную боевыми самолетами, – 159-й истребительный авиаполк на аэродроме Бесовец под Петрозаводском. На его вооружении имеются 27 новейших истребителей Су-35С (из этих 27 самолетов 4 размещены в Сирии) и несколько Су-27П/УБ. На аэродроме Левашово под Санкт-Петербургом размещен 33-й смешанный авиаполк, на вооружении которого состоит 20 транспортных самолетов и 18 многоцелевых вертолетов Ми-8 различных модификаций. В Пскове дислоцирован 334-й транспортный авиаполк с 23 транспортными самолетами Ил-76.

Группировка армейской авиации включает 15-ю бригаду на аэродроме Остров Псковской области и 549-й полк на аэродромах Пушкин и Прибылово Ленинградской области. На их вооружении суммарно имеется около 60 боевых вертолетов (Ми-24П, Ми-35М, Ми-28Н, Ка-52), более 40 многоцелевых Ми-8 различных модификаций и 5 тяжелых транспортных Ми-26.

Группировка наземной ПВО, защищающая Санкт-Петербург, является второй по своей боевой мощи после группировки, прикрывающей Москву. Ее основу составляет 2-я дивизия ПВО (штаб в поселке Хвойный в Санкт-Петербурге). В ее составе 2 радиотехнических полка (333-й в Хвойном и 334-й в Петрозаводске) и 5 зенитно-ракетных полков: 500-й (деревня Гостилицы Ленинградской области), 1488-й (Зеленогорск, Санкт-Петербург), 1489-й (деревня Ваганово Ленинградской области), 1490-й (деревня Ульяновка Ленинградской области), 1544-й (поселок Владимирский Лагерь Псковской области). Кроме того, в поселке Ижицы Новгородской области дислоцирован 42-й зенитно-ракетный полк (зрп), относящийся к 32-й дивизии ПВО (штаб в Ржеве Тверской области). Эти полки предположительно включают до 5 дивизионов ЗРС С-400 (в 500-м и 1488-м зрп), 8 дивизионов ЗРС С-300ПС, 2 дивизиона ЗРС С-300В и 1 дивизион ЗРК «Бук-М1» (С-300В и «Буки» – в 1544-м зрп, ранее входившем в состав войсковой ПВО).

Большая часть Балтийского флота (БФ) базируется в настоящее время в Балтийске Калининградской области. Военно-морская база в Кронштадте по-прежнему носит название Ленинградской и является в основном тыловой. Здесь базируются 3 МПК проекта 1331М, 5 тральщиков (1 базовый проекта 12650, по 2 рейдовых тральщика проектов 1300 и 10750), а также противодиверсионный катер типа «Грачонок».

В целом данная группировка даже без усиления соединениями из южной части ЗВО имеет подавляющее превосходство над армиями Латвии и Эстонии. Размещение в странах Балтии контингентов стран НАТО не меняет баланса сил, поскольку размеры этих контингентов крайне незначительны, их развертывание имеет политический, а не военный характер.

Вооруженные силы Финляндии имеют достаточно значительный потенциал, однако и он не превосходит потенциал российской группировки. К тому же представить себе агрессию Финляндии, которая не входит в НАТО, против России совершенно невозможно. Эта страна, как и страны Балтии, всерьез боится агрессии со стороны России, поэтому готовится к ее отражению. Разумеется, такой агрессии никогда не будет. Не будет и агрессии НАТО против России, поскольку потенциал наших ВС более чем достаточен для того, чтобы на Западе не возникло даже мысли об этом.

Даже ВС США, не говоря уже о европейских армиях, категорически не готовы к войне с равным противником, подразумевающей высокий уровень потерь в людях и технике. Соответственно все разговоры о том, что НАТО готовит против нас агрессию, на данный момент являются либо некомпетентностью, либо прямой ложью («Будет ли Россия оккупировать Европу», «НВО», 14.09.18).

Впрочем, надо понимать также и то, что такая ситуация имеет место только потому, что Россия для НАТО является противником равным, а в чем-то и более сильным (даже без учета ядерного оружия). Если мы сами себя сделаем Ливией, то нас и постигнет судьба Ливии. Поэтому никаких разоружений, сопровождающихся тошнотворной демагогией «лучше раздайте эти деньги детям и старикам». Ливийским детям и старикам гораздо хуже, чем нашим, хотя когда-то им на самом деле раздавали много денег.

Станция в Мордовии — принимающая: передатчик находится в 300 километрах отсюда — у города Городец Нижегородской области. Новая РЛС работает благодаря излучению электромагнитной энергии: станция светит вверх, сигнал отражается от ионосферы, как от зеркала, давая возможность увидеть все, что происходит за горизонтом. Запуск объекта стал важным этапом в решении поставленной президентом РФ задачи по созданию к 2022 году сплошного радиолокационного поля страны.— Прежде мы имели такое прикрытие, а впоследствии, по мере технической деградации, вновь встал вопрос о защите своих рубежей, — комментирует главный конструктор «Контейнера» Валентин Стрелкин. — Когда-то мы опережали Запад в этом отношении: в 80-х советская станция «Дуга», базировавшаяся под Чернобылем, была уникальной по дальности в мире — диапазон покрытия составлял 10 000 километров. Однако в следующее десятилетие мы здорово отстали, и затем приходилось уже догонять конкурентов. Сегодня нам удалось это сделать: «Контейнер» как минимум не хуже самых современных западных аналогов.При этом обходится российская РЛС почти вдвое дешевле — итоговая стоимость проекта составила около десяти миллиардов рублей. Для того чтобы обезопасить воздушные просторы России со всех сторон, в ближайшие годы потребуется ввести в строй не менее четырех подобных объектов.

Стратегическое значениеСовременные войсковые части города Саранска и Республики Мордовия ждут молодых людей для прохождения военной службы по призыву и по контракту.Сегодня страна пошла по пути военной модернизации. Меняется организационная структура войск, внедряются современные информационные технологии автоматизированного управления войсками и оружием. В части и соединения начали поступать новейшие образцы техники.

Читайте также:  Вакансии слесаря по строительной технике в Москве

Но любая машина направляется рукой или интеллектом человека. Поэтому в настоящее время актуальными стали проблемы комплектации воинских подразделений грамотными военнослужащими, пришедшими в армию по контракту. Сложность техники предполагает определенный срок по ее изучению для уверенного владения в боевых условиях. Таким высоким требованиям срочник уже никак не может соответствовать.

( 1 оценка, среднее 5 из 5 )

Т-90 «Владимир» – российский основной боевой танк на учениях.
Фото РИА Новости

Ничего так не боялись на Западе в годы холодной войны, как лавины советских танков, рвущихся к Ла-Маншу. В СССР действительно было очень много танков. Примерно столько же, сколько у НАТО и Китая, вместе взятых. Считается, что именно такие масштабы военного производства погубили страну, что далеко не очевидно.

Проблема была в другом: слишком много разнотипных танков (Т-64, Т-72, Т-80, каждый из них во множестве модификаций), построенных по одной концепции (125-мм пушка, автомат заряжания, низкий профиль, возможность стрельбы ПТУРом через пушку), но с разными двигателями и оборудованием.

Сразу после развала СССР в России были сняты с вооружения и отправлены на центральные базы резерва танков (цбрт) и базы хранения и ремонта вооружения и техники (бхирвт), либо на утилизацию танки Т-64 всех модификаций (они производились в Харькове, поэтому оказались для нас иностранными), подавляющее большинство танков первого и второго поколений (Т-54, Т-55, Т-62), а также Т-72 и Т-80 ранних модификаций. Зато появился Т-90, ставший синтезом двух наиболее удачных машин – Т-72Б и Т-80У.

В ходе первой чеченской войны («Война, проигранная по собственному желанию», «НВО», 13.12.19) ВС РФ потеряли более 300 танков Т-62, Т-72 и Т-80, но, возможно, в это число входят не только безвозвратные потери, но и танки, подлежащие восстановлению («безвозврат» составил не менее 100 танков указанных типов, включая машины, переданные чеченской оппозиции осенью 1994 года и уничтоженные во время первого штурма Грозного в ноябре). В ходе второй чеченской войны («Победа вопреки», «НВО», 31.01.20) все танки оснащались динамической защитой и применялись под прикрытием пехотных подразделений, поэтому потери снизились на порядок. Не менее двух Т-72 потеряла российская армия в первой половине 1990-х в Таджикистане. Во время «пятидневной войны» в августе 2008 года («Война 08.08.08 – послесловие», «НВО», 03.08.18) российская армия лишилась двух Т-72 и одного Т-62, при этом захватила в полностью боеспособном состоянии от 34 до 43 грузинских Т-72, из которых, впрочем, 18 были взорваны на месте. Кроме того, непосредственно уничтожено в бою было 12 грузинских Т-72.

Традиционно в Советской армии танковый батальон трехротного состава насчитывал 31 танк. При этом в мотострелковой дивизии (мсд) по полному штату было шесть танковых батальонов (186 танков), в танковой дивизии (тд) – 10 батальонов (310 танков). Правда, в реальности лишь очень немногие дивизии были укомплектованы по полному штату. В ходе реформы 2008–2009 годов большая часть танковых батальонов стала четырехротными (41 танк), при этом в мотострелковой бригаде (мсбр) остался всего один танковый батальон. Танковые бригады (тбр) включали по три прежних трехротных батальона (с добавлением танка комбрига). В последние годы началось восстановление дивизий, которые стремятся к прежним советским штатам.

На склады или на утилизацию отправились все уцелевшие Т-54/55/62/64 и подавляющее большинство Т-80. Танки Т-72 постепенно проходят модернизацию по варианту Т-72Б3. Производство танка Т-90А было прекращено раньше, чем изначально планировалось, ради развития первого в мире танка четвертого поколения Т-14 «Армата», однако недавно возобновилось в варианте Т-90М. При этом с 2018 года в соединения на Севере и Дальнем Востоке начали поступать снятые с хранения танки Т-80БВ (модернизированы в вариант Т-80БВМ), заменяющие Т-72.

На вооружении 4-й тд (Кантемировской) в составе ЗВО (место дислокации – Наро-Фоминск, Московская область) имеется 188 Т-80У и 41 Т-72Б3. Больше танков Т-80У в строевых частях нет. На базе 7-й тбр ЦВО (Чебаркуль, Челябинская область) сформирована 90-я тд. В ее составе не менее 120 Т-72Б, которые предполагается заменить на Т-90. Танковых бригад тоже имеется две: 5-я в ВВО (Улан-Удэ) и 6-я в ЗВО (Дзержинск, Нижегородская область), по 94 Т-72Б/Б3 в каждой. Таким образом, сейчас в российской армии всего четыре танковых соединения, имеющие на вооружении суммарно от 500 до 600 танков.

Во 2-й (Калининец, Московская область) и 3-й (Богучар) мсд ЗВО имеется по полторы сотни Т-72Б/Б3, в 42-й мсд ЮВО (Чечня) – более 100 Т-72Б3. В единственной в ВС РФ 21-й «тяжелой» мсбр ЦВО (Тоцкое, Оренбургская область) на вооружении состоит 84 Т-72Б3. В остальных мсбр, как было сказано выше, а также на бхирвт имеется по 41 танку. В подавляющем большинстве бригад и бхирвт это Т-72Б/Б3. В 200-й мсбр ОСК «Север» (Печенга, Мурманская область), 25-й мсбр ЗВО (Струги Красные, Псковская область), 38-й (Белогорск, Амурская область), 39-й (Хомутово, Сахалин), 57-й (Бикин, Хабаровский край) и 64-й (Князе-Волконское, Хабаровский край) мсбр ВВО, 69-й бригаде прикрытия ВВО (Бабстово, Еврейская автономная область) Т-72 были заменены на Т-80БВМ. В трех мсбр на вооружении состоит по 41 Т-90А: в 27-й ЗВО (Москва), 19-й (Владикавказ) и 20-й (Волгоград) ЮВО.

В последнее время по 10 Т-72Б3 получили обе десантно-штурмовые дивизии (7-я в Новороссийске, 76-я в Пскове) и все четыре десантно-штурмовые бригады (11-я в Сосновом Бору, Бурятия; 31-я в Ульяновске; 56-я в Камышине, Волгоградская область; 83-я в Уссурийске, Приморский край) ВДВ. А 40-я бригада морской пехоты на Камчатке получила 10 Т-80БВМ. Как минимум столько же Т-80БВ поступило в 155-ю бригаду морской пехоты ТОФ во Владивостоке. Видимо, в ближайшее время танковые роты получат три остальные бригады морской пехоты («Российская морская пехота сегодня», «НВО», 06.12.19).

Всего в строю ВС РФ имеется свыше 1,3 тыс. Т-72Б/Б3, 188 Т-80У и не менее 325 Т-80БВМ, 123 Т-90А. Сколько машин находится на хранении – сказать крайне сложно. Так, в ЦВО имеются три крупные цбрт: 349-я в Топчихе Алтайского края, 1311-я в Верхней Пышме Свердловской области, 2544-я – в Козульке Красноярского края. Количество танков и другой бронетехники, размещенных на этих базах, точно не известно, но очень велико (тысячи единиц). Это же относится к 22-й цбрт в г. Буй Костромской области, где имеются даже Т-90 первых модификаций.

По количеству танков в строевых частях ВС РФ уступают США, Китаю, Индии, Турции, Египту, Пакистану, обеим Кореям. Если же учитывать также и танки, находящиеся на хранении, то по общему их количеству Россия, видимо, делит первое-второе место с Китаем, обходя США.

Парадоксально, но именно танк постоянно хоронят, чего больше ни с одним классом техники не происходит. Вдвойне парадоксально то, что хоронят его из-за якобы слишком большой уязвимости на поле боя, никаких других обвинений танку не предъявляется. Того, что в заявлениях похоронщиков содержится глубокое внутреннее противоречие, почему-то никто не замечает – даже защитники танков.

Действительно, в развитие противотанковых средств вкладываются миллиарды долларов во всем мире, создано их множество. Дело, однако, в том, что любой другой класс техники на один-два порядка более уязвим, чем танк. Если некое средство обеспечивает поражение танка, оно заведомо уничтожит любой другой тип наземной техники (а также авиационной техники на аэродромах, ракет на ПУ и т.д.). С другой стороны, далеко не каждое средство, обеспечивающее поражение БТР, БМП, САУ и тем более самолета или вертолета на стоянке, уничтожит танк (например, в ходе третьего штурма Грозного зимой 1999–2000 годов один из российских танков сохранил боеспособность после 11 попаданий ПТУРов и гранат РПГ). Если танк устарел по причине уязвимости, значит, наземную войну вести вообще больше нельзя. Что вряд ли можно обсуждать всерьез. Все-таки человек живет на земле, а не в воздухе и не в воде. Поэтому и наземная война в конечном счете всегда будет главной (обсуждать версию наступления на Земле всеобщего мира нет смысла ввиду ее явной абсурдности). А ничего, сравнимого с танком, с точки зрения сочетания огневой мощи, подвижности и защищенности, нет и не будет.

Читайте также:  Profstandart.rosmintrud.ru

При этом нет никаких сомнений в том, что из нынешней концепции танка практически невозможно выжать ничего принципиально нового. Увеличение калибра орудия приведет к уменьшению боекомплекта до недопустимо низкого уровня. Усиление защищенности слишком сильно снизит подвижность (как собственную, так и танка в качестве объекта стратегических перебросок) и наоборот. Разумеется, защищенность для танка важнее подвижности, но все-таки нельзя создавать еще один танк «Маус», который, как известно, не мог двигаться практически ни по каким дорогам и совсем ни по каким мостам. Танку все настоятельнее нужна личная ПВО, но ее крайне сложно запихнуть в габариты танка, не увеличивая их до абсурда.

Во всех войнах последнего времени потери в танках оказываются очень велики, чрезвычайно яркий пример этого – войны в Ливии (общие потери сторон – более 200 танков), Донбассе (суммарно уничтожено не менее 250 танков), Йемене (примерно столько же) и Сирии (общие потери сторон – не менее 750 танков). За 10 последних лет в локальных войнах уничтожено до полутора тысяч танков. Правда, во Второй мировой потери в танках тоже были колоссальны (особенно у СССР и Германии), но никому в голову не приходило от них отказываться. И сейчас все наземные военные кампании основываются на танках, в том числе и замечательные американские сетецентрические войны в Ираке. Уж совершенно точно войну не выиграть новомодными бронеавтомобилями класса MRAP, коих, кстати, на Ближнем Востоке и в Афганистане за тот же период уничтожено не менее тысячи.

Поэтому танки никуда не денутся, по крайней мере в обозримом будущем. При этом и противотанковые средства будут развиваться не менее активно. В частности, тандемные кумулятивные боеприпасы уже стали обыденностью, поэтому активная и/или разнесенная броня панацеей не является. Впрочем, от БПС активная броня не спасет в любом случае. В качестве одной из ответных мер пользуется большой популярностью идея бронекапсулы для экипажа внутри танка. Правда, даже если она всерьез будет защищать экипаж, то, грубо говоря, не напасешься танков. Выживание экипажей – это прекрасно, но если это будет сопровождаться массовой гибелью техники, то через какое-то – причем не очень долгое – время экипажам станет не на чем воевать. Существует идея создания сочлененных танков, вторая секция которых могла бы служить для перевозки пехоты (которая заодно защищала бы танк от пехоты противника), или дополнительного боекомплекта, или личного ЗРК. Идея эта весьма интересна, однако такой танк заведомо получился бы весьма дорогим и громоздким. При этом не очевидно, что его защищенность возросла бы по сравнению с танком традиционной компоновки.

В последнее время очень значительное внимание уделяется системам активной защиты танков (не путать с активной броней). Особенно далеко в этом деле продвинулись в Израиле, где всерьез надеются заменить этими системами броню, точнее, обойтись противопульной и противоосколочной броней, как на БМП и БТР. Это должно значительно повысить подвижность танков и увеличить возимый боекомплект. Правда, неясно, сколько проживет такой танк, если система выйдет из строя или у нее самой будет исчерпан боекомплект. Также возникает вопрос, насколько подобная система будет уязвима от огня стрелкового оружия. Кроме того, система активной защиты должна иметь 100-процентную эффективность, иначе в ней нет смысла (99% в данном случае не отличаются, по сути, от 0%). Но пока еще никто, нигде и никогда не создавал систем со 100-процентной надежностью, тем более если эта система боевая, причем подразумевающая использование в предельно жестких условиях наземного контактного боя. Наконец, крайне сомнительно, что система сможет сбивать гиперзвуковые боеприпасы. Поэтому представляется, что система активной защиты может и должна стать важнейшим дополнением к обычной противоснарядной броневой защите, но никак не ее заменителем.

Российская «Армата» – важнейший прорыв в развитии бронетехники за всю послевоенную историю. Многие аналитики считают, что танк этого семейства (сейчас известен как Т-14) стал аналогом английского линкора «Дредноут»: этот корабль, вошедший в строй 1906 году, сразу отменил уже существовавшие на тот момент броненосцы, все следующие линкоры строились только по новой концепции. «Армата» имеет и бронекапсулу, и необитаемую башню, она рассчитана на сетецентрическую войну. Пока о всех ТТХ этой машины судить сложно, но уже ясно, что любому из существующих традиционных танков в бою с ней придется очень несладко. При этом не менее важен факт создания БМП, известной как Т-15, полностью унифицированной с танком Т-14. В России впервые в ее истории осознали, что теперь для нас важна даже жизнь рядового пехотинца.

Правда, похоже, что у «Арматы» есть один существенный недостаток – цена. И именно поэтому машина так медленно продвигается к принятию на вооружение.

При этом нынешнее количество танков в строевых частях (примерно 2 тыс.) приемлемым считать никак нельзя, учитывая размеры страны, протяженность и географическую незащищенность ее границ. России нужно иметь не менее 5 тыс. машин в строю и столько же на хранении. Причем в число находящихся на хранении нет никакого смысла включать Т-62 и Т-64 любых модификаций (эти машины можно оставить исключительно для передачи различным слаборазвитым союзникам).

К сожалению, адекватному взгляду на данный вопрос мешают несколько специфических обстоятельств. В частности, навязанный обществу пропагандистский стереотип (точнее – миф) о том, что СССР разрушила гонка вооружений, самым ярким олицетворением которой являются 64 тыс. танков, которые у нас имелись к концу 1980-х. Однако решающий вклад гонки вооружений в гибель страны совершенно неочевиден и ничем не доказан, к тому же от 64 тыс. необязательно переходить сразу к 2 тыс. Почему мы никак не можем обойтись без крайностей?!

Другое обстоятельство – описанные выше бесконечные похороны танка, усугубляющиеся еще одним мифом: масштабных танковых сражений больше никогда не будет. Да, действительно, их никогда не будет между Россией и НАТО. По единственной причине – военнослужащие НАТО не готовы к таким сражениям по обстоятельствам психологического характера. Но вот с украинской армией такие бои уже вполне возможны (они даже уже имели место быть). И – самое главное – они вполне возможны с танкистами НОАК. Здесь ответственность за ситуацию несет политическая власть и обслуживающие ее пропагандисты, бесконечно рассказывающие о смертельной угрозе натовской агрессии и о «стратегическом партнерстве» с Китаем. В итоге наиболее современные машины идут в ЗВО и ЮВО, где воевать более или менее не с кем, а в ЦВО и ВВО ситуация с танками, мягко говоря, плохая.

В связи с этим нам очень нужны 2 тыс. изначально обещанных Т-14 при сохранении и тех танков, которые находятся в строю сейчас. Но получить бы хотя бы те 130 «Армат», что обещаны теперь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *